История женщины, которая потеряла все деньги и нашла счастье

История Эвы Томбак меня не удивила. Но она так прекрасна! Многое в этой истории жизни мне откликается, потому что знакомо. Потому что, как будто, про меня. Мы любим истории. Интересные. Поучительные. И со счастливым концом. Вот именно такую историю я и предлагаю вашему вниманию. Она написана самим автором — женщиной, которая потеряла все деньги и нашла счастье. Читайте, вдохновляйтесь!

В школе у меня не было прозвища. Самой тихой и замкнутой девочке в классе прозвище с успехом заменяла фамилия Молчадските.

Вечные страхи

— мои нелюбимые, зато верные друзья — неотступно сопровождали меня повсюду, волоча за собой унылый набор аксессуаров: забытые уроки, отнявшийся голос, прошибающий пот, предательски дрожащее колено.

Рецепты борьбы со страхами предлагали только-только начавшие появляться мотивационные книжки. Их первые росточки, еще безобидные и даже привлекательные, свежо зеленели на черном перегное морального кодекса строителя коммунизма. Книжки назывались как-то вроде «Искусство быть собой», а может «Путь к себе», или «Разбуди себя в себе», не помню точно. За истекшие сорок лет сменились поколения авторов, но названия остались прежними. Ничто не ново под луной, только безграмотных все больше.

Начитавшись «книжек о себе», я окончательно одичала

Книжки рекомендовали останавливать на улице прохожих и бесстрашно узнавать у них, который час. Это занятие мне нравилось, хотя время меня интересовало даже меньше, чем интересует сейчас.

Еще книжки советовали заниматься телефонным хулиганством: набирать выдуманный номер и просить Сашу. Я стала телефонной хулиганкой.

Нередко на другом конце провода на самом деле обнаруживался (ась) Саша, и тогда различными инсинуациями я пыталась удержать Сашино внимание, не позволяя ему или ей бросить трубку.

В те времена не было слова «коучинг», а психотерапевты в незначительных количествах встречались на страницах журнала «Иностранная литература» в качестве второстепенных персонажей. Мне негде было услышать о буддистской практике кормления демонов, однако, как выяснилось через 40 лет, именно этой практикой я и занималась. Своих демонов я кормила, загоняя себя в ситуации, в которых страхи росли и размножались так бурно, что пожирали друг друга.

Я интуитивно стремилась к тому, чего боялась больше всего на свете: к общению

Поэтому поступила на журналистику. Еще студенткой я начала работать в молодежном журнале «Jaunimo gretos». Так как по-русски я говорила лучше многих коллег, меня отправляли брать интервью у московских знаменитостей. Начал меняться мой круг общения. В нем появились люди, известные в Литве и в Союзе: артисты, художники, каскадеры, знатоки… Нурахмед Латыпов приезжал в гости, любовница Плавинского изливала мне душу в исповедальных письмах. Мой карандашный портрет работы Зверева мама выбросила во время уборки, сгоряча не разобравшись в тонкостях нонконформизма.

Звездный час растянулся на целых пять лет. Я вышла замуж, родила сына. А когда вернулась из декрета, обнаружила в кресле главного редактора новую метлу. Новой метле — поседевшему на комсомольской работе моложавому функционеру — молодые мамаши были не нужны. Меня вымели вместе с прочим мусором.

Оказалось, что вымели вовремя.

Был лучший год и лучший возраст для начала новой жизни: в 1989 мне исполнилось 30 лет

Новая жизнь началась с того, что соседке с 6 этажа — такой же выброшенной на обочину молодой мамаше — американские родичи привезли пачку старых глянцевых журналов. Их красота была неописуема. Я решила, что у меня будет собственный журнал, и выглядеть он будет именно так. А поможет мне в этом соседка. Жажда мести новому редактору туманила взор и заслоняла возможные трудности.

Через год, в сентябре 1990, группа друзей и сочувствующих разгружала фуру с первым 30-тысячным тиражом МОЕГО журнала. Он назывался «Ieva». Блеск его мелованной бумаги производства Корюковского комбината слепил глаза. Цена — 3 р. 50 коп. — десятикратно превышала цену журнала «Tarybinė Moteris» («Советская женщина»). Соседкин муж, привилегированный обладатель «Москвича-412», был нашим единственным дистрибьютором. Весь тираж он продал на проспекте Гедиминаса из багажника своего москвича, мы только успевали подносить. Оптовой скидки не было. Розничной скидки не было. Налогов не было. Ничто не омрачало праздник жизни.

А журнал «Jaunimo gretos» кое-как протянул еще пару лет и тихо скончался. Его смерть заметили только самые близкие.

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Cпециально для женщин, испытывающих трудности в отношениях.

ПОМОГУ

- Закончить тяжелые отношения без разрушений себя - Пережить развод или вернуть мужа - Отремонтировать плохие отношения - Стать уверенной в себе и ценной - Найти мотивацию и силы, что бы сделать свою жизнь такой, как вы хотите.

Получите персональный план решения вашей проблемы!

Праздник жизни тянулся года три

История женщины, которая потеряла все деньги и нашла счастье

Тираж рос, потом начал падать. Потом начал стремительно падать. Появились и окрепли конкуренты, по ним разбрелись рекламодатели. Казна пустела. И тогда из телефонной трубки выполз змей-искуситель. Змей звонил из Лондона, из издания International Marketing Campaign (IMC). Он предлагал разместить нашу рекламу в осеннем номере 1993 г. на неслыханно выгодных условиях: полстраницы всего за 2600 долларов. Взамен были обещаны толпы рекламодателей, ломящихся в двери нашей редакции. И «Ieva» снова не устояла перед соблазном, подтвердив, что в выборе имени мы не ошиблись. Последние деньги перекочевали в карман IMC — как нетрудно догадаться, с нулевым эффектом.

Впрочем, не совсем нулевым. Почта доставила нам из Лондона несколько брошюрок IMC с нашей рекламой. Я охотно заставила бы сладкоголосого лондонского маркетингиста сожрать их вместе с картонной обложкой, но мой хозяйственный муж неожиданно нашел другое применение. Во весь первый разворот IMC выстроились обложки 50 международных изданий «Cosmopolitan», а ниже— призыв вступать в их стройные ряды и телефон для вступающих. Терять было нечего, так почему бы не и позвонить. Муж набрал номер. «Джордж Грин слушает», — отозвались из-за океана, и я вспомнила своих многочисленных Саш.

До сих пор не понимаю, как и почему нам это удалось,

но факт остается фактом: лицензию на «Cosmopolitan» получили мы, а не куда более крупные и профессиональные издательства. За полгода «Cosmopolitan» решил все наши финансовые проблемы, позволил расширить редакцию и дал возможность платить самые высокие авторские гонорары.

Однако очень скоро меня стала раздражать зависимость от американцев. Я не хотела отчитываться за каждую статью и оправдываться за каждое фото. Меня тошнило от «10 способов воспламенить охладевшего бойфренда» и «10 способов хлопнуть дверью так, чтобы боссу мало не показалось».

Я была счастлива, когда муж продал «Cosmo», однако даже на самые заманчивые предложения отвечала, что «Ieva» не продается. Потом предложения кончились, а «Ieva» продолжала высасывать из нас деньги, силы и время. Я не могла поверить, что усилия, которым я отдавала себя без остатка, с каждым днем лишь ухудшали ситуацию. Спасибо мировому финансовому кризису, милостиво прервавшему эту агонию. В день моего 50-летия «Ieva» была продана за 1 лит.

Казалось, все кончено

Меня словно парализовало, я не знала, как жить дальше. Я ничего не умела, только писать. И я начала писать. Книга «Что осталось за кадром» стала моим психотерапевтом. Ей я доверила свои комплексы, ошибки и грехи. Свой разрушительный и никому не нужный перфекционизм. Свою вину перед детьми, которых вырастили няньки.

Выговорившись и приняв перемены, я ухватилась за новую идею. Австралия — страна моей мечты — должна была открыть чистую страницу в нашей жизни. За полтора года мы получили бизнес-визу, и, словно одержимые суицидом маньяки, выбрали для себя самую отдаленную и наименее населенную часть Австралии — ее западное побережье. Девяти месяцев, проведенных там, нам хватило, чтобы лишиться остатка своих сбережений.

Беда не ходит одна: в финансовую яму рухнули отношения с мужем и детьми; туда же свалилась и моя самооценка. Начались проблемы со здоровьем. Разрослись узлы щитовидки. Я не могла ни глотать, ни дышать. Ужас и безысходность происходящего были непередаваемы. И вот тогда в моей жизни появилась йога. Рассказывая об этом, не могу удержаться от самоиронии, ведь кто, как не я, всегда терпеть не могла истории о просветлении и магической интуиции. Однако факт остается фактом:

За какофонией страхов я уловила разумный совет внутреннего голоса.

Полгода в Австралии я занималась йогой. Каждый день, иногда дважды в день. Меньше, чем через 3 месяца, щитовидка пришла в норму, а паника улеглась. Финансовые проблемы не разрешились, однако изменился взгляд на них. Мы вернулись в Литву не лузерами.

Вернувшись, я последовала совету своих австралийских учителей йоги и сама решилась стать учителем. Три курса обучения за пять лет — не много, но и не так уж мало.

Первый курс — пять недель в Сан-Франциско — был самым важным и самым запомнившимся. Там я заработала грыжу позвоночника и получила урок смирения. О грыже нечего рассказывать, с ней я справилась сама с помощью асан и дыхательных техник. А вот полученные уроки смирения кому-то, может, и пригодятся.

История женщины, которая потеряла все деньги и нашла счастье

На курсе я была самой старой, самой негибкой, с неважнецким английским, да еще и с позвоночной грыжей. Наблюдала себя со стороны и не могла поверить: некогда самая стервозная редакторша Литвы, прозванная дьяволом, который носит Прада, теперь, скованная страхом и неуверенностью в себе, безуспешно пытается сесть в позу мотылька. Через месяц страх и неуверенность перешли в приятие и смирение. Да, я когда-то была лучшей. Теперь худшая. И все равно хочу учиться и учить йоге.

Сегодня я даю пять уроков в неделю. Два из них — врачам и персоналу психиатрической лечебницы. Больше всего я люблю свои воскресные утренние практики. Они длинные, почти двухчасовые. Всегда разные. Я чередую динамику и статику, меняю последовательность асан, ввожу новые дыхательные и медитативные техники. Разнообразие заставляет активнее включаться мозги — и мои собственные, и моих учеников.

А после занятий, за обязательным кофе в кафешке по соседству, мы болтаем с учениками о чем попало, но больше всего — об энергии перемен, на которые вдохновляет йога.

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Cпециально для женщин, испытывающих трудности в отношениях.

ПОМОГУ

- Закончить тяжелые отношения без разрушений себя - Пережить развод или вернуть мужа - Отремонтировать плохие отношения - Стать уверенной в себе и ценной - Найти мотивацию и силы, что бы сделать свою жизнь такой, как вы хотите.

Получите персональный план решения вашей проблемы!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: